Думай думай

Агния Барто

Все я делаю для мамы: Для нее играю гаммы, Для нее хожу к врачу, Математику учу. Все мальчишки в речку лезли, Я один сидел на пляже, Для нее, после болезни, Не купался в речке даже. Для нее я мою руки, Ем какие-то морковки. Только мы теперь в разлуке. Мама в городе Прилуки, Пятый день в командировке. Ну, сначала я, без мамы, Отложил в сторонку гаммы, Нагляделся в телевизор На вечерние программы. Я сидел не слишком близко, Но в глазах пошли полоски. Там у них одна артистка Ходит в маминой прическе. И сегодня целый вечер Что-то мне заняться нечем! У отца в руках газета, Только он витает где-то, Говорит: — Потерпим малость, Десять дней еще осталось. И наверно, по привычке Или, может быть, со скуки Я кладу на место спички И зачем-то мою руки. И звучат печально гаммы В нашей комнате. Без мамы.

Я часто краснею Без всякой причины Соседка спросила: — Где нож перочинный? — А я перед нею Стою и краснею Не я опрокинул Чернила на скатерть, Но чувствую я, Что краснею некстати. И даже во сне я, И даже во сне я На чей-то вопрос Отвечаю краснея. Вчера мне сказала Некрасова Лена: — Краснеть некрасиво И не современно. Не спорю я с нею, Стою и краснею.

Зажигают фонари За окном. Сядь со мной, Поговори Перед сном. Целый вечер Ты со мной Не была. У тебя все дела Да дела. У тебя я Не стою Над душой, Я все жду, Все молчу, Как большой. Сядь со мной, Поговорим Перед сном, Поглядим На фонари За окном.

В саду Такое буйство! Тут властвуют Цветы. Тюльпанами Любуйся, Нарциссами Любуйся До самой Темноты.

Это Вовка, вот чудак! Он сидит угрюмый, Сам себе твердит он так: «Думай, Вовка, думай!» Заберется на чердак Или мчится, вот чудак, В дальний угол сада; Сам себе твердит он так: «Думать, думать надо!» Он считает, что от дум У него мужает ум. А Маруся, ей пять лет, Просит Вовку дать совет И сказать: во сколько дней Ум становится умней?

Гости собираются! Кутерьма поднимется! Пионерка Маечка Нынче именинница. Нарядилась Маечка, Распустила волосы. В первый раз от мальчика Получила Маечка Гладиолусы. Радуется Маечка, А мальчишка мается: Он стесняется.

Дятел, дятел, строгий дятел Лезет кверху по стволу И стучит, как председатель По столу. Две синицы просят слова: Засвистят на свой мотив, Засвистят и смолкнут снова, Песню словно проглотив. На ветвях, в зеленых креслах, Целый выводок галчат, А галчата, как известно, Ни минутки не молчат. Улетай отсюда, ворон, Черный ворон, Без тебя тут полный кворум, Полный кворум.

Нет, уйду я насовсем! То я папе надоем: Пристаю с вопросами, То я кашу не доем, То не спорь со взрослыми! Буду жить один в лесу, Земляники запасу. Хорошо жить в шалаше, И домой не хочется, Мне, как папе, по душе Одиночество. Пруд заглохший я найду, В чаще спрятанный, Разговоры заведу С лягушатами, Буду слушать птичий свист Утром в перелеске, Только я же — футболист, А играть-то не с кем. Хорошо жить в шалаше, Только плохо на душе. Лучше я в лесной глуши Всем построю шалаши! Всех мальчишек приглашу, Всем раздам по шалашу. Папе с мамой напишу. Разошлю открытки всем! Приходите насовсем!

Я кошку выставил за дверь, Сказал, что не впущу. Весь день ищу ее теперь, Везде ее ищу. Из-за нее Вторую ночь Все повторяется, Точь-в-точь, Во сне, как наяву: Я прогоняю кошку прочь, Я прогоняю кошку прочь, Потом опять зову.

Я — небесный верхолаз, Я по небу лазаю, А потом оттуда — раз! — Опускаюсь на землю. Ты не веришь? Ну и что ж. Все равно это не ложь, А моя фантазия.

Я думаю о том: Умеют думать звери? Вот, шевельнув хвостом, Котенок входит в двери, Он думает о том, Что будет с ним потом? Есть мысли у телят? Я видел, как телята Хвостами шевелят И вдаль глядят куда-то. Бывают у собак Нерадостные мысли. Задумается пес — И уши вниз повисли. Я думаю про птиц: Должны подумать птицы, Куда им полететь И где им приютиться, Должны, в конце концов, Подумать про птенцов! Я бабушку спросил: — Умеют думать звери ? — Она сказала: — Нет! — Но я еще проверю.

Рисовали мы скворца — Не живого! Чучело! Он не может улететь, — Мол, всего вам лучшего! Он носился по долинам, По садам и по лесам, Но в коробку с нафталином На урок попал не сам. Наши мальчики острят : — Жизнь ему наскучила! — Нет, конечно, он не рад Превратиться в чучело. Он давно ли Среди поля, Среди неба чистого Распевал, насвистывал. Рисовали мы скворца — Школьное пособие — И вздыхали без конца, Девочки особенно.

В ответ на привет Не молчит он, как рыба. В ответ на привет Произносит — спасибо! Билет на футбол Вы ему принесли бы, За это — спасибо, Спасибо, спасибо! А если б его От контрольной спасли бы, За это — спасибо, Сто тысяч спасибо! А если б за ним Прибежали ребята, На помощь кому-то Позвали куда-то? Ну что ж! И тогда б Не молчал он, как рыба, Сказал бы в ответ: «Удружили! Спасибо!»

На бульваре — снежный бой. Здесь и я, само собой! Ой, что было! Ой, что было! Столько было хохота! Рукавички я забыла, Вот что было плохо-то! Попросила я у Лели Запасные варежки, Говорит: — Смеетесь, что ли, Надо мной товарищи? Берегу их три недели, Чтоб другие их надели?! Вдруг девченка, лет восьми, Говорит: — Возьми, возьми. — И снимает варежку С вышивкой по краешку. — Буду левой бить пока! — Мне кричит издалека. Снежный бой! Снежный бой! Здесь и я, само собой! Все в атаку! Напролом! Из снежков метелица. Хорошо, когда теплом Кто-нибудь поделится.

Бегут ромашки по полю, Красуясь на виду, А я стою как вкопанный И глаз не отведу. Бегут ромашки по полю, Не прячутся в траве. А я с букетом топаю, С цветами по Москве. Смотрю — какой-то дяденька Заулыбался сладенько: — Хорош букет, хорош! За сколько отдаешь? И произносит дяденька Подкупные слова: — Договорились? Ладненько? Не рупь даю, а два. А я ответ ему даю, Я говорю: — Нет, нет, Ромашки я не продаю, Домой несу букет. И до свиданья, дяденька, Договорились? Ладненько?

Важных дел невпроворот У ребят в поселке: Кто — в поход, кто — в огород, И девчонки (женский род) Трудятся как пчелки. Важных дел невпроворот А вот Саше не везет: Он сидит в сторонке, Прикреплен к сестренке. Тут рабочая пора, Тут удары топора, А ему менять пора Танькины пеленки. Тут удары топора, Он с сестрой сидит с утра. На скамье под вязом, Как веревкой связан. «Эх, уехать бы На БАМ! Без сестер, Без пап и мам. «

Мне опять кричат: — Постой-ка! Ты не видишь — это стройка! Здесь участок огорожен И дороги нет прохожим! Все я вижу, все я слышу: Здесь железом кроют крышу, И листы, как будто сами, Проплывают над лесами. Сколько раз меня ругали: — Не вертись ты под ногами, Здесь участок огорожен! Ну, а мне всего дороже В этом шуме, в этом гаме Повертеться под ногами.

Вы видали штукатура? Приходил он к нам во двор И, поглядывая хмуро, Он размешивал раствор. Что-то сеял через сито, Головой качал сердито, Был он чем-то озабочен, В ящик воду подливал, В пиджаке своем рабочем Над раствором колдовал. Наконец повеселел он, Подмигнул: — Займемся делом. Мы не курим, не халтурим, Мы на совесть штукатурим. А потом дошкольник Шура Вслед за ним пришел во двор И, поглядывая хмуро, На скамейке что-то тер. Что-то сеял через сито, В банку воду подливал, Головой качал сердито, Над раствором колдовал, Был он чем-то озабочен — Ведь не просто быть рабочим! Наконец повеселел он, Подмигнул: — Займемся делом. Мы не курим, не халтурим, Мы на совесть штукатурим.

Нет, я не гордость, Не отрада Я — горе Нашего отряда. Не приучаюсь я к труду, Работаю вполсилы И всех вожатых доведу Я скоро до могилы. Ну, что поделать, я привык! Упреки даже кстати, Раз я лентяй и баловник, Валяюсь на кровати. Я — лодырь! Я для нас — балласт! Но вдруг сказал вожатый, Что всем лопаты Он раздаст, А мне не даст лопаты. Я закричал что было сил: — И мне нужна лопата! — Ты что, чудак, заголосил?! — Смеются все ребята. И все бегут куда-то, У каждого — лопата. И носится с лопатой Алешка конопатый. Еще сильней кричу тогда: — И я хочу трудиться! Нельзя людей лишать труда, Куда это годиться?! Вот так иной полюбит труд, Когда лопату отберут.

Поздней осени приметы: Улетела птичья стая, Все по-разному одеты, Снег пошел опять растаял. На прогулке три Аленки. Три Аленки — две дубленки И в полоску плащик тонкий. Дал я плащику подножку, Понарошку, Не со зла. Возмутились две Аленки, А одна домой ушла. Возвратилась вся в зеленке. — Размахнись! — кричу Аленке. — Стукни ты меня в ответ! — А она смеется: — Нет, Мне идет зеленый цвет. Я взглянул на плащик тонкий, И, как будто не всерьез, Неожиданно Аленке Задаю такой вопрос: — Три девчонки, три Аленки, У кого-то нос в зеленке И косички словно лен, Я в кого из них влюблен? Улыбается Аленка: — Говоришь, в зеленке нос? Нет, загадочный вопрос.

Мой брат (меня он перерос) Доводит всех до слез, Он мне сказал, что Дед-Мороз Совсем не Дед-Мороз! Он мне сказал: — В него не верь! — Но тут сама Открылась дверь, И вдруг я вижу — Входит дед. Он с бородой, В тулуп одет. Тулуп до самых пят! Он говорит: — А елка где? А дети разве спят? С большим серебряным Мешком Стоит Осыпанный снежком, В пушистой шапке Дед, А старший брат Твердит тайком: — Да это наш сосед! Как ты не видишь: нос похож! И руки, и спина! — Я отвечаю: — Ну и что ж! А ты на бабушку похож, Но ты же не она!

— Мне не хватает теплоты, — Она сказала дочке. Дочь удивилась: — Мерзнешь ты И в летние денечки? — Ты не поймешь, еще мала, — Вздохнула мать устало, — А дочь кричит: — Я поняла! — И тащит одеяло.

Готов для человечества Он многое свершить, Но торопиться нечего, Зачем ему спешить? Пока еще он подвига Себе не приглядел, А дома (что поделаешь!) Нет подходящих дел! Дед от простуды лечится, Лекарство дать велит, Но он не человечество, Он старый инвалид. С утра Наташка мечется (Гуляйте с ней с утра!). Она не человечество, А младшая сестра. Когда судьбой назначено Вселенную спасти, К чему сестренку младшую На скверике пасти?! Пока еще он подвига Себе не приглядел А дома (что поделаешь!) Нет подходящих дел! В своем платочке клетчатом В углу ревет сестра: — Я тоже человечество! И мне гулять пора!

Мне казалось, будто Вася Без меня скучает. Я сказала: — Признавайся, Что тебя печалит? — Исчезают виды чаек! — Вдруг он отвечает. — Если чайки станут редки, А потом — как? Если редки станут предки — Нет потомков! О каких-то редких видах Раскричался Вася. — Поспокойней: вдох и выдох. Ты не надрывайся! Охранять он хочет чаек, Просто в них души не чает, А меня. не замечает.

На глазах растут ребята! Жил в стихах моих когда-то Вовка — добрая душа. (Так прозвали малыша!) А теперь он взрослый малый, Лет двенадцати на вид, И читателей, пожалуй, Взрослый Вовка удивит. С добротой покончил Вовка, Он решил — ему неловко В зрелом возрасте таком Быть каким-то добряком! Он краснел при этом слове, Стал стесняться доброты, Он, чтоб выглядеть суровей, Дергал кошек за хвосты. Дергал кошек за хвосты, А дождавшись темноты, Он просил у них прощенья За плохое обращенье. Знайте все, что он недобрый, Злее волка! Злее кобры! — Берегись, не то убью! — Пригрозил он воробью. Целый час ходил с рогаткой, Но расстроился потом, Закопал ее украдкой В огороде под кустом. Он теперь сидит на крыше, Затаившись, не дыша, Лишь бы только не услышать: «Вовка — добрая душа!»

Я думал, взрослые не врут, А дедушка Сережа Сказал, что очень любит труд. Но что-то не похоже. Просил я: — Сделай мне совок, Зеленый или синий! — Я знаю, он бы сделать мог! А он в ответ: — Зачем, сынок, Мы купим в магазине, За них недорого берут. А сам сказал, что любит труд.

Спешит он высказаться «за», Когда глядит тебе в глаза, Но почему-то за глаза Всегда он «против», а не «за».

Ребята заспорят, Взорвутся как порох, А он промолчит, Не участвует в спорах. Он слова не просит Ни «за» и ни «против». Зато в подворотне Он очень активен: Коляску с ребенком Поставил под ливень, Хромого мальчишку Избил из-за денег. Кого-то обманет, Кого-то заденет. А в школе молчит, Не участвует в спорах. Зачем волноваться? Взрываться как порох: Он слова не просит Ни «за» и ни «против».

У Вовки черный пудель, Красавец пудель есть, Ему в цветной посуде Приносит Вовка есть. Считает он за честь, Что в доме пудель есть. — Его мы не простудим?! — Он спрашивал в мороз. Чтоб был доволен пудель, Его в объятьях нес. Поил душистым чаем, В щенке души не чаял. Но мы скрывать не будем, Сказать пришла пора, Что есть не только пудель, У Вовки есть сестра. Чтоб даже не пыталась Она ласкать щенка, Ее он стукнул малость. Подумаешь! Осталось Всего два синяка. Иной, скрывать не будем, Готов ласкать собак, Но почему-то к людям Относится не так.

— Ты бесчувственным растешь! — Говорят мне часто. Я бездушный! Ну и что ж, Нет души — и баста! Я вчера куда-то мчусь, Вдруг на встречу мама, А у мамы столько чувств, Невозможно прямо! Говорит: — Ну, как дела? — При девчонках обняла! Я попятился назад И нарочно — в лужу! Не у всех людей подряд Вся душа наружу. Черствый я, на мамин взгляд, Маме ангел нужен!

Сам себя ругал Максим: «Ты, Максим, невыносим! Ты грубишь родителям!» — Решено! — сказал Максим. — Стану укротителем! Хватит своеволия! Если даже и на льва Могут действовать слова, На меня тем более! Он работал не со львами, Он пантер не просвещал — Нет, суровыми словами Сам себя он укрощал: — У сестры фонарь под глазом? Кто виновен — тот наказан! Что поделать? Решено: Не пойдешь, Максим, в кино! Укротитель беспощаден: «Начеку все время будь!» Придерется то к тетрадям, То еще к чему-нибудь. Скажет будто невзначай: — Своеволие кончай! — И прибавит он печально: — Телевизор не включай, Без футбола выпьешь чай. — Как парнишка поумнел! — Люди ахали, А Максим спокойно ел Клюкву в сахаре. Сам себе за укрощенье Выдавал он угощенье.

Нужны Сереже четки: Такой шнурок короткий, Такие бусы на шнурке, Перебирают их в руке. Нельзя без них Сереже! У парня тонкий вкус: Он обойтись не может Без монастырских бус. Не джазы, не чечетки, Теперь в почете четки! Он даже спрашивал в ларьке: — Здесь продаются четки? Такой шнурок короткий, Такие бусы на шнурке, Перебирают их в руке. А продавец в ответ ему: — Какие щетки, не пойму? Нужны Сереже четки! Опрошена родня, Он сундуки у тетки Обшаривал два дня. Он из-за этих бусин Залез в комод бабусин, Искал на дне комода. Что тут поделать? Мода! Достал Сережа четки, Достал через полгода. Такой шнурок короткий, Такие бусы на шнурке. Лениво бусины в руке Перебирая пальцем, Шагает с перевальцем. Он их принес и на урок. — Ну что ж, — заметил педагог, — Ты лучше выдумать не мог: Перебирая четки, Ты чем-то занят Все-таки!

Он мамой так гордится: Он рядом с ней садится, Приятно с мамой сесть! У мамы орден есть. Он маму Очень любит, Особенно При людях. — Смотрите, — шутят гости, — Смотрите, мамин хвостик Сюда примчался вновь! Когда Уходят гости, Уходит И любовь.

Я понял недавно, Я понял недавно, Что Таня Петрова В душе Ярославна. Однажды, в походе, Повздорили двое, И дело дошло До кулачного боя. — Ну, как вам не стыдно?! — Девчонки кричали, А Таня Петрова Стояла в печали. А Таня Петрова Сначала молчала, Противникам раны Промыла сначала, А после спросила: — Ну как? Полегчало? — Я понял недавно, Я понял недавно, Что Таня Петрова В душе Ярославна. На праздник спортивный Уходят гимнасты, Уходят под ливнем, Уходят в ненастье, А Таня горюет У школьной ограды: — Ты, дождь, не мешай им Добиться награды.

Мне помогает случай, Счастливая звезда: С девчонкой, самой лучшей, Встречаюсь иногда. Наташа едет к тете, — Не ближние края, — У дома, в подворотне, Оказываюсь я. Случайно сводит нас судьба И у фонарного столба, И в магазине нотном, — Везет нам! Но я, по правде говоря, Чтоб встретиться случайно, Часами жду у фонаря, Повсюду жду, Часами жду. Читатель, это тайна. Имей в виду.

Дуэт Опус — Думай текст песни

Я влюбился в первый раз

И так хочу увидеть Вас,

Но где — нибудь в лесу, наедине.

Комары и муравьи большие недруги мои и мама с папой запрещают мне.

Ах, не бойтесь муравья если рядом с Вами я, обещаю до утра защищать от комара.

Я и в поле и в лесу

Вас согрею и спасу.

Думай, думай, думай, думай, думай, думай.

Думай, думай, думай, думай, думай, думай.

Думай, думай, думай, думай, думай, думай, думай, думай.

Надо, надо, надо, надо по-по-думать.

Ах, какая ночь была и в облаках луна плыла и нам с тобою пели соловьи.

Ты мне друг, но не жених.

Боюсь родителей своих,

Но слишком горячи слова твои.

Чтоб вовек не забывать, разреши поцеловать.

Только капельку чуть — чуть, вдруг увидит кто — нибудь.

Завтра вновь хотелось мне прогуляться при луне.

Думай, думай, думай, думай, думай, думай.

Думай, думай, думай, думай, думай, думай.

Думай, думай, думай, думай, думай, думай, думай, думай.

Надо, надо, надо, надо по-по-думать.

Чтоб вовек не забывать, разреши поцеловать.

Только капельку чуть — чуть, вдруг увидит кто — нибудь.

Завтра вновь хотелось мне прогуляться при луне.

Думай, думай, думай, думай, думай, думай.

Думай, думай, думай, думай, думай, думай.

Думай, думай, думай, думай, думай, думай, думай, думай.

Надо, надо, надо, надо по-по-думать.

Что с-тобой случилось вдруг, ты не зовешь гулять на луг, не хочешь быть со мной наедине.

Комары и муравьи большие недруги мои и раньше спать ложится надо мне.

Ах, не бойся муравья, если рядом буду я.

Обещаю до утра защищать от комара.

Я и в поле и в лесу отогрею и спасу.

Думай, думай, думай, думай, думай, думай.

Думай, думай, думай, думай, думай, думай.

Думай, думай, думай, думай, думай, думай, думай, думай.

Надо, надо, надо, надо по-по-думать.

Думай, думай, думай, думай, думай, думай.

Думай, думай, думай, думай, думай, думай.

Думай, думай, думай, думай, думай, думай, думай, думай.

Текст песни ОПУС

1 чел. считают текст песни верным

0 чел. считают текст песни неверным

Я влюбился в первый раз

И так хочу увидеть Вас,

Но где — нибудь в лесу, наедине.

Комары и муравьи большие недруги мои и мама с папой запрещают мне.

Ах, не бойтесь муравья если рядом с Вами я, обещаю до утра защищать от комара.

Я и в поле и в лесу

Вас согрею и спасу.

Думай, думай, думай, думай, думай, думай.

Думай, думай, думай, думай, думай, думай.

Думай, думай, думай, думай, думай, думай, думай, думай.

Надо, надо, надо, надо по-по-думать.

Ах, какая ночь была и в облаках луна плыла и нам с тобою пели соловьи.

Ты мне друг, но не жених.

Боюсь родителей своих,

Но слишком горячи слова твои.

Чтоб вовек не забывать, разреши поцеловать.

Только капельку чуть — чуть, вдруг увидит кто — нибудь.

Завтра вновь хотелось мне прогуляться при луне.

Думай, думай, думай, думай, думай, думай.

Думай, думай, думай, думай, думай, думай.

Думай, думай, думай, думай, думай, думай, думай, думай.

Надо, надо, надо, надо по-по-думать.

Чтоб вовек не забывать, разреши поцеловать.

Только капельку чуть — чуть, вдруг увидит кто — нибудь.

Завтра вновь хотелось мне прогуляться при луне.

Думай, думай, думай, думай, думай, думай.

Думай, думай, думай, думай, думай, думай.

Думай, думай, думай, думай, думай, думай, думай, думай.

Надо, надо, надо, надо по-по-думать.

Что с-тобой случилось вдруг, ты не зовешь гулять на луг, не хочешь быть со мной наедине.

Комары и муравьи большие недруги мои и раньше спать ложится надо мне.

Ах, не бойся муравья, если рядом буду я.

Обещаю до утра защищать от комара.

Я и в поле и в лесу отогрею и спасу.

Думай, думай, думай, думай, думай, думай.

Думай, думай, думай, думай, думай, думай.

Думай, думай, думай, думай, думай, думай, думай, думай.

Надо, надо, надо, надо по-по-думать.

Думай, думай, думай, думай, думай, думай.

Думай, думай, думай, думай, думай, думай.

Думай, думай, думай, думай, думай, думай, думай, думай.

Надо, надо, надо, надо по-по-думать. It:

I fell in love for the first time

And so I want to see you,

But where — somewhere in the woods, alone.

Mosquitoes and ants big enemies and my mom and dad forbid me.

Oh, do not be afraid if the ant next to you I promise to protect against mosquito morning.

I’m in the field and in the forest

You can warm and save.

It is necessary in in in in in in in in in thinking.

Think, think, think, think, think, think.

Think, think, think, think, think, think.

Think, think, think, think, think, think, think, think.

We must, we must, we must, we must, for on-think.

Oh, what a night was in the clouds and the moon and we swam with you singing nightingales.

You’re my friend, but not the groom.

I’m afraid of their parents,

But your words are too hot.

That shall never forget allowed to kiss.

Just a drop of almost — almost suddenly see someone — something.

Tomorrow again I wanted to take a walk in the moonlight.

It is necessary in in in in in in in in in thinking.

Think, think, think, think, think, think.

Think, think, think, think, think, think.

Think, think, think, think, think, think, think, think.

We must, we must, we must, we must, for on-think.

That shall never forget allowed to kiss.

Just a drop of almost — almost suddenly see someone — something.

Tomorrow again I wanted to take a walk in the moonlight.

It is necessary in in in in in in in in in thinking.

Think, think, think, think, think, think.

Think, think, think, think, think, think.

Think, think, think, think, think, think, think, think.

We must, we must, we must, we must, for on-think.

What happened to you, to all of a sudden, you are calling is not a walk in the meadow, you do not want to be alone with me.

Mosquitoes and ants big my enemies before goes to bed it is necessary to me.

Oh, do not be afraid of an ant, if there will be me.

I promise to protect against mosquito morning.

I’m in the field and in the heating of the forest and save.

It is necessary in in in in in in in in in thinking.

Think, think, think, think, think, think.

Think, think, think, think, think, think.

Think, think, think, think, think, think, think, think.

We must, we must, we must, we must, for on-think.

Think, think, think, think, think, think.

Think, think, think, think, think, think.

Think, think, think, think, think, think, think, think.

We must, we must, we must, we must, for on-think.

Источники:
Агния Барто
Все я делаю для мамы: Для нее играю гаммы, Для нее хожу к врачу, Математику учу. Все мальчишки в речку лезли, Я один сидел на пляже, Для нее, после болезни, Не купался в речке даже. Для нее я мою
http://lib.guru.ua/POEZIQ/BARTO/dumaj.txt
Дуэт Опус — Думай текст песни
Я влюбился в первый раз И так хочу увидеть Вас, Но где — нибудь в лесу, наедине. Комары и муравьи большие недруги мои и мама с папой запрещают мне. Ах, не бойтесь муравья если рядом с
http://song5.ru/text/%D0%B4%D1%83%D1%8D%D1%82-%D0%BE%D0%BF%D1%83%D1%81-%D0%B4%D1%83%D0%BC%D0%B0%D0%B9
Текст песни ОПУС
На этой странице находится текст песни ОПУС — Думай, а также перевод песни и видео или клип.
http://songspro.ru/14/OPUS/tekst-pesni-Dumay

COMMENTS