Тайные агенты

Тайные агенты

Группа из четырех секретных агентов — капитан Жорж Брессо, его напарница Лиза, их коллеги Раймонд и Люк — отправляется выполнять опасную миссию в Марокко: они должны помешать русскому мафиози Игорю Липовскому поставлять оружие в Анголу. Агентам удаётся заложить взрывчатку на корабле-курьере Липовского. И поначалу всё идет по плану, однако потом операция дает сбой.

Бюро внешней разведки Франции планирует дерзкую операцию прямо под носом американских спецслужб. По прибытии на место американцы дают агентам понять, что те под колпаком. Но, не смотря на это, французское руководство решает не сворачивать диверсионный проект…

Шпионов мы привыкли видеть на экранах статными суперменами — шикарными, невозмутимыми и хладнокровными. Должно быть. (читать полностью)

Режиссер: Фредерик Шендорфер

В ролях: Венсан Кассель, Моника Беллуччи, Андре Дюссолье, Шарль Берли

Жанр: шпионский триллер

Выпуск: СР Digital

Звук: русский дубляж Dolby Digital 5.1 и DTS

Субтитры: без субтитров

Оценка фильма: 4

Оценка дополнений: 1

Режиссёр: Фредерик Шёндёрфер

В ролях: Венсан Кассель, Моника Беллуччи, Андре Дюссолье, Шарль Берлен

Жанр: шпионский боевик

Выпуск: Союз Видео

  • Зарегистрируйтесь на Filmz.ru, чтобы обсуждать и оценивать любимые фильмы и новинки кино
  • Зарегистрироваться
  • Войти или

Издается с 13/03/2000 :: Перепечатка материалов без уведомления и разрешения редакции возможна только при активной гиперссылке на www.Filmz.ru и сохранении авторства | Главный редактор on-line журнала Настоящее КИНО Александр Голубчиков, шеф-редактор Максим Марков. Программирование Вячеслав Скопюк, Дмитрий Александров, Андрей Волков, Юрий Римский, Александр Десятник | Хостинг предоставлен провайдером Qwarta.ru

Журнал «про Настоящее кино» зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Свидетельство ПИ № 77-18412 от 27 сентября 2004 года.

Выполнение данного действия требует авторизации на сайте.

Тайные агенты (2004)

Продолжительность: 109 мин.

Год выпуска: 2004

Есть такой жанр – социальная реклама. Творения, принадлежащие ему, зачастую обернуты в форму полезных советов подрастающему поколению: пользуйтесь презервативами, не курите, не сорите. Фильм Фредерика Шёндёрффера также предостерегает младых и незрелых: не ходите, дети, во спецслужбы. Никакой вам там романтики – будете пешками, вероятность выхода которых в ферзи как-то пониже вероятности того, что их разменяют по пути.

«Они готовы рисковать», – говорит посредник приготовленной к размену пешке, передавая ей волю начальства. «Если ты такой честный, то тебе надо было идти в жандармерию, а не в тайные агенты», – говорит шпион своему коллеге, из чего убеждаешься, что шпионство – работа-таки грязная. Только происходит это не в первый, далеко не в первый раз. Может, кто-то из юных зрителей и был доселе незнаком с подобными вещами – но почему они вдалбливаются опытным, в общем-то, сотрудникам? Почему американская разведка жмет не на начальников-стратегов, а на рядовых исполнителей? Американцев, кстати, кошонами здесь не обзывают, но, чувствуется, не такие уж они ребята и хорошие. И такой подход вполне в духе времени (см. «Спецназ Города Ангелов», «Свадебная вечеринка» и т.д.).

«Ничего вы не понимаете!» – возразит тут некто искушенный в житейской чернухе. – «Правду говорят. Кругом одна химия! Мафия! КаГэБэ!» И приведет в поддержку фильма убойный аргумент «за душу взяло». Да, что и говорить, нелегко с равнодушием наблюдать за тем, как в очередной раз терзаема всеми напастями красавица Моника. Давление на жалость не устареет никогда…

Седьмой совместный выход Беллуччи и Касселя, в жизни уже разошедшихся, эксплуатирует наиболее характерные для этих актеров задачи: она вновь возвышенно страдает, он вновь предстает крутым мужиком – дерется, стреляет, прыгает с парашютом (последнее, видимо, понадобилось для более доступного обозначения тесной связи Касселя с экстримом). И все же, как не особо притязательный боевик, фильм смотрится. Не в последнюю очередь способствует этому классная работа со звуком: опасность по обыкновению надвигается тревожными шумами, и даже выстрел из пистолета с глушителем действует оглушающе. Режиссер похвальным образом не дает картине провиснуть, время от времени вливая порции качественного action. Но техническое совершенство – это, пожалуй, единственное, что отличает «Тайных агентов» от типовых шпионских боевиков.

Поначалу кажется, что это классический шпионский боевик. Бесцветный взъерошенный шпион, за которым наблюдают чуть ли не со спутника, нервно, но профессионально пытается скрыться от погони. Его догоняют, но он успевает проглотить чип с записанной информацией, необходимой для обезвреживания международного авантюриста, зловредного русского (я горд за то, что наши парни в последние несколько лет вышли на мировую кинематографическую арену — хотя бы и в качестве авантюристов всех мастей) Игоря Липовского.

Чтобы разрушить козни Липовского, спецслужбы отправляют на задание двух серьезных агентов: Бриссо (Венсан Кассель) и Барбару (Моника Белуччи). Они друг с другом не знакомы, но по легенде должны разыгрывать супружескую пару. Вопреки ожиданиям зрителей точное следование легенде вовсе не приводит к тому, что между коллегами по работе вдруг вспыхивает нежное и совсем неколлегиальное чувство. Скорее наоборот, их взаимоотношения совершенно холодны, профессиональны и они заняты только лишь тщательной подготовкой выполнения очередного задания: с помощью двух опытных подводников, старых знакомых Бриссо, они должны уничтожить корабль, на котором Липовский переправляет оружие.

К подводникам, изображающим крутых парней на отдыхе, клеятся какие-то две подозрительные девки, а подводники не настолько профессионалы, чтобы изобразить из себя голубых и избежать приставаний подозрительных девок. Впрочем, у Бриссо с Барбарой также есть свои проблемы: похоже, что их тщательно пасет какая-то чужая разведка — возможно, ЦРУ, — причем тайным агентам было передано предупреждение о том, чтобы они не взрывали корабль. Ну, не нужно. А то ребята обидятся.

Однако Бриссо с Барбарой подчиняются только одной разведке — французской, так что обиды ребят из других разведок — вовсе не их собачье дело.

Кино своеобразное. Начинается оно действительно как классический шпионский боевик (Бриссо даже сбросили с парашютом, чтобы подчеркнуть его джеймсбондовскую крутизну, — правда, только в его сне) и так же продолжается примерно половину фильма. Специальное задание, полная тайна вкладов, то есть организаций, круговерть шпионов всех мастей, а зрители все ждут ослепительной романтики, жуткого предательства, последующего наказания и старательного выполнения почетного задания Партии и Правительства. Разумеется, среди партийного правительства затесался сука-предатель, которого главный Бонд обезвредит в последний момент, когда тот уже будет готов нажать Красную кнопку.

К счастью, ничего этого нет. Режиссер Шендерфер в одном из интервью говорил, что основная его задача — показать реальную работу спецслужб. То есть не слепить очередную, уже навязшую на зубах бондиану, а попытаться проанализировать, что же такое работа тайных агентов.

К решению этой задачи Шендерфер подошел со всей серьезностью и даже самоотверженностью, потому что проще всего было снять именно бондиану — так бы хоть денег заработал. В данном же случае, когда после возвращения тайных агентов домой начинается то, ради чего снимался этот фильм, большинство зрителей испытывают чувство глубокого разочарования. «Как. — спрашивают они. — Почему Кассель больше не прыгает с парашютом, не пинает врагов в интимные места, не носится взад-вперед на машинах и мотоциклах, преследуя других шпионов, не взрывается кипением страстей вместе с Моникой на кровати шикарного отеля, ну и так далее. А блистательная Моника Белуччи. Шендерфер! Что ты с ней сделал? Ты хочешь сказать, что эта усталая и сломленная тетка с потухшим взглядом — та самая Моника Белуччи. Да тебя убить за это мало, негодяй! Изнасиловать в переходе. «

Тем не менее, на мой взгляд, не нужно пинать Шендерфера, несмотря на то, что «Тайные агенты» — это, конечно, не шедевр ни с какой точки зрения. Однако каких-то добрых слов эта картина заслуживает — прежде всего за честность. Потому что она действительно показывает определенные стороны реальной работы тайных агентов. И это, разумеется, резко отличается от джеймсбондовского гламура попивания «мартини с водкой встряхивая но не размешивая», перепихона со всякими очаровательными полями ивановыми и выполнения между делом суперсекретных суперзаданий.

Здесь же — усталые люди, которые являются только пешками в играх «патриотов» всех властных мастей, причем этим сильным мира сего все эти агенты — до фонаря. Они их и за людей-то не считают. Только прикидывают, имеет смысл в данном случае разменять этих пешек на фигурки покрупнее или овчинка все-таки не стоит выделки.

Шендерфер же исследует ситуацию именно со стороны этих пешек — Бриссо и Барбары. Что они будут делать, попав в определенную ситуацию, как они действуют, выполняя секретные задания, из чего вообще состоит их жизнь. Исследует аккуратно, методично и, на взгляд определенной части зрителей, скучновато. Просто потому, что «да за реальную жизнь», как говорил в свое время Довлатов, «вы меня сами убьете».

Мне очень понравилось то, что Шендерфер старается не допускать ни одной фальшивой ноты. Нет никакой пламенной любви, никаких «счастливых стечений обстоятельств», никаких роялей в кустах или слюнявых хеппи-эндов. И даже чуть ли не единственная драка в фильме, когда Бриссо сражается в магазинчике с теткой-киллершей, снята вполне достоверно: беспорядочные махания руками и ногами в тесном пространстве комнатушки, в которой толком не развернуться, а не четко выверенные прыжки, повороты, блоки и подсечки, как это обычно бывает в кино.

Минусы в картине, конечно же, есть (все-таки рецензенты и зрители ругаются не зря). Она не сильно динамична, особенно во второй части, и если в начале фильма настраиваться на французскую бондиану — тогда ждет откровенное разочарование. Однако у Шендерфера, к сожалению, его стремление честно показать будни тайных агентов явно повлияло на художественные достоинства фильма. Если бы не весьма колоритная парочка Кассель-Белуччи — фильм стал бы просто скучным. Кассель с Белуччи картину здорово скрашивают — в том смысле, что ее все-таки хочется досмотреть до конца, — но полностью вытянуть картину не могут, хотя и очень стараются. Виной тому — постановка. Не хватает какой-то искры. И в этом основная вина именно режиссера.

Резюмирую. Фильм, в общем, вполне неплохой. Честный. Но скучноватый. Посмотреть его можно, но ощущения после просмотра характеризует фраза: «Интересно, что именно помешало сделать из этого хорошего фильма действительно хороший фильм?» Лично я на этот вопрос ответить не могу. Что печально, Шендерфер — тоже.

Тема фильма: проследить за шпионской операцией группы тайных агентов Генеральной дирекции внешней безопасности и посмотреть, как они будут реагировать, столкнувшись с предательством своего начальства. Речь пойдет о том, что каждую минуту люди должны делать выбор: поступить, руководствуясь своими личными и моральными убеждениям, или подчиниться обязательствам перед обществом, профессией или гражданскому долгу, вес которых может оказаться намного больше. Меня не интересует давать моральные оценки выбору, сделанному главным героем фильма. Я намереваюсь проследить за ним и наблюдать за его реакциями до, во время и после того, когда он принимает важное решение.

Трактовка темы: показать деятельность тайной службы в максимально реалистической манере… Сюжет является чистым вымыслом, но все детали и подробности должны быть правдивы. Для этого я досконально изучил этот вопрос.

Фильм представляет собой попытку показать жизнь тайных агентов в реалистической манере и попутно поставить следующие вопросы: Каков мир, в котором они живут и работают? Какие мотивы заставляют людей выбрать эту профессию? Насколько далеко они готовы зайти, выполняя свои профессиональные обязанности? Как они живут в условиях постоянной необходимости соблюдать секретность и каковы последствия этого для их личной жизни?

Несмотря на стремление к реализму, я хочу сделать стилизованный фильм. Моими источниками являются американские боевики и шпионские фильмы 1970-х годов («Три дня Кондора», «Марофонец» и др.) и французские детективные картины 1960-х (фильмы Жана-Пьера Мельвиля). Я хочу рассказать яркую историю, не опираясь на привычные стереотипы: не показывать ни героя, ни антигероя и не заменять традиционную любовную историю дружбой между мужчиной и женщиной.

Но при этом фильм будет зрелищным. Он предназначен для зрителей, которые хотят, чтобы к ним относились с уважением. Они хотят увидеть умный фильм, который заставит их сидеть, затаив дыхание. Фильм, пронизанный динамичным ритмом и полный неожиданных поворотов сюжета.

Тайные агенты

Слипер — Оператор сенситив (парапсихолог), использующий себя как разные состояния для вхождения в любой образ, не зависимо от того, предмет это, человек или какое-то животное, получая при этом возможность полностью овладеть предметом вхождения, полностью контролируя предмет, в который он вошёл, сочетался.

Слиперы. Тайные агенты спецслужб

Слипер – человек, способный с лёгкостью проникать в мысли другого человека. При этом ему не мешают «стены» и насильственная блокировка памяти. В состоянии транса Слипер может проникать в самые отдалённые части памяти и найти информацию, которую не может вспомнить даже сам испытуемый.

Например: испытуемый идёт по улице и мимо него проезжает автомобиль. Сам испытуемый не обращает особого внимания и идёт дальше, но автомобиль попал в поле зрения на мгновение. Слипер, проникнув в память испытуемого, может рассмотреть автомобиль в мельчайших подробностях (точнее ту часть, что была в поле зрения испытуемого).

Есть некоторые нехорошие личности, которые практикуют кодировку человека. Например: человека можно закодировать на убийство, кражу, насилие, самоубийство, предательство в национальных масштабах. В отличии от гипноза, кодировка действует более жёстко и как правило совершается при помощи электроники и наркотических средств. При этом в поведении «закодированного» нет ничего странного, нет не каких изменений до критической точки. Но так же как и в гипнозе, нужна точка отсчёта и точка завершения. Этакий код, слово, набор цифр, звук или ситуация, которая действует как спусковой крючок.

Слипер может проникнуть в мозг закодированного человека, найти и расшифровать код, после чего появляется возможность снять кодировку ещё до критической точки.

Слиперы живут не долго. В свободной среде они сходят с ума из за неспособности контролировать свои способности. Спецслужбы дорого платят, что бы заполучить к себе очередного слипера. На службе слиперы учатся контролировать свой дар, но чаще происходит банальное подавление способностей наркотическими средствами. Слиперы не имеют семьи. И «на свободе», и на службе они редко доживают до 40 лет. Как правило к 30 слипер молод только внешне, на самом деле его организм усиленно стареет.

Рождаются слиперв в обычных семьях, как правило в семьях стран «третьего мира».

Слиперы замкнуты. Их постоянно мучают головные боли, они часто впадают в припадочное состояние, похожее на эпилептический приступ. Их сердцебиение постоянно учащено, кровеносное давление превышает норму, глаза мутные и уставшие. Некоторые не умеют говорить, или не хотят.

Кроме того, слипер может так же замещать, удалять или задавать воспоминания испытуемого на необходимые. Впервые слипер использовался в 1943 г. германскими спец. войсками. В 1944 г 16 октября, был случайно захвачен британскими войсками.

Как у нас готовят для ГРУ — военной разведки, необычных пси-специалистов, которых принято называть ясновидящими, что с точки зрения ортодоксальной науки в принципе невозможно. Но я сам стал ясновидящим, потому что выучился этому искусству. Происходило это на засекреченном спецотделении в одной подмосковной военной академии. Это отделение было создано для подготовки военных экстрасенсов или «космоэнергоспецоператоров», как именовалась наша военно-учетная специальность. В целях конспирации нас называли просто спецоператорами.

Раньше ничего необычного я за собой не замечал. Правда, в детстве, когда мы с ребятами играли в прятки, я всегда знал, где кто спрятался, но не придавал этому значения. Позднее, на экзаменах в школе и военном училище, безошибочно выбирал из разложенных на столе билетов самый для меня счастливый.

После училища некоторое время служил в части. Потом, чтобы ускорить военную карьеру, решил поступить в академию. После вступительных экзаменов всем, кто прошел по конкурсу, устроили так называемый «карточный отбор», о котором мы ничего не знали. Нет, речь шла не об игре в карты и подверженности азарту. Эксперты-психологи изучали наши фотографии и составляли по ним психологический портрет поступающего: его способности, склонности, характер вплоть до слабых мест и тайных пороков. Затем были различные тесты и устное собеседование.

Таким способом в нашу первую спецгруппу отобрали 12 офицеров, у которых эксперты обнаружили неординарные, экстрасенсорные способности. Вообще в той или иной степени они есть у каждого человека, но сами собой проявляются в очень редких случаях. Однако их можно развить, если делать это на основе специальной научной методики. Так нам сказали на первом же занятии, предупредив, что для этого от нас потребуется напряженная работа на протяжении длительного времени. На первом этапе нам предстояло научиться экстрасенсорной дистанционной биолокации, то есть определять, где именно находится заданный объект. А к концу третьего года обучения мы должны были видеть, что происходит в каком-то месте, удаленном от оператора на значительное расстояние.

Прежде всего нам прочитали вводный курс экстрасенсорики, в котором приводились впечатляющие примеры ясновидения. Например, мало кто знает, что в середине 20-х годов в Спецотделе ОГПУ существовала секретная нейроэнергетическая лаборатория. Руководил ею доктор Александр Васильевич Барченко, который привез из Лапландии местного жителя — ясновидящего по имени Иван. Барченко приносил ему фотографии различных людей, и тот рассказывал, где они находятся и что делают.

Начальник Спецотдела Глеб Бокий решил использовать ясновидящего в тайных интригах против тогдашнего заместителя председателя ОГПУ Генриха Ягоды. Однажды вечером он вместе с Барченко пришел к Ивану и, показав карточку мужчины с худым костистым лицом, спросил, чем тот сейчас занимается. Иван «увидел», что этот человек лежит голый в большой кровати с двумя обнаженными женщинами, которые делают с ним что-то непонятное. Во всяком случае, у лапландца не хватило русских слов, чтобы описать увиденное. Негласная проверка, устроенная Боким, подтвердила абсолютную достоверность картинки, увиденной сенсом: в тот вечер зампред Ягода устроил на конспиративной квартире оргию с двумя девицами-комсомолками.

Но самым впечатляющим был результат использования экстрасенсов, обладающих даром ясновидения, для оценки системы шахтного базирования стратегических ракет «МХ». Военные считали ее очень надежной, поскольку она предусматривала перемещение каждой ракеты между многими шахтами. В результате противник не должен был знать, по какой шахте наносить удар. Однако, к изумлению военных, во время экспериментов сенситивы запросто указывали местонахождение ракет на тот или иной отрезок времени. Неуязвимость ракет оказалась под сомнением, и это заставило Пентагон отказаться от системы шахтного базирования.

Естественно, после такой «накачки» мы с большим рвением взялись за учебу. Наша учебная программа была очень насыщенной. Помимо военных дисциплин много времени отводилось психологии и философии, включая оккультные и эзотерические учения. Но главным, конечно, были спецпредметы. Важное место в них отводилось информации в самом широком смысле: ее получению, анализу, усвоению, хранению.

Как я уже говорил, на первом этапе мы учились только определять, где находится объект поиска, неважно, живой или неживой. Происходило это так. На практическом занятии в комнату входила преподавательница и говорила: «Сегодня я спрятала такой-то предмет. Найдите его». Прежде всего мы старались расслабиться, чтобы войти в измененное состояние сознания, или транс, как его называют в обиходе. Затем, используя словесное описание предмета, добивались, чтобы он появился перед нашим мысленным взором, и как можно дольше рассматривали его, фиксируя характерные особенности. Это помогало сразу опознать нужный предмет на виртуальных картинках, когда они начинали прокручиваться в мозгу.

Дальше следовала самая важная фаза дистанционной биолокации. Каждый давал себе мысленную команду, максимально короткую и четкую. Допустим: «Увидеть большую черную коробку!» Если это был человек, то нужно было представить его. Команда повторялась до тех пор, пока не возникала соответствующая картинка. После ее мысленной обработки — как это делается, я уже говорил — проверяли, правильно или нет установлено местонахождение объекта поиска. Задавали вопрос и ждали ответа «да» или «нет». Одни применяли для этого маятник, другие рамку, третьи автоматическое письмо — у кого, что лучше получалось.

За несколько месяцев все мы научились «видеть» и словами описывать местонахождение объекта. Например, орудие такого-то калибра стоит на артиллерийской позиции за поросшим лесом холмом. Гусеничная ракетная установка укрыта в металлическом ангаре. После этого стали работать с картами, определяя на них координаты различных объектов.

Причем жизнь устроила нам внеплановый экзамен. В тайге под Хабаровском упал самолет, летевший из Южно-Сахалинска. Его безрезультатно искали в течение 10 дней. Тогда нам принесли запись радиопереговоров экипажа в воздухе до момента исчезновения самолета с экранов локаторов. Мы начали искать его. Из 12 слушателей нашей группы только мне удалось точно определить на карте координаты точки, где упал самолет. Остальные указали более или менее обширные районы для поисков вокруг этой точки.

Когда преподаватели сочли, что мы достаточно развили наши экстрасенсорные способности, нам стали давать очень трудные задания. Например, считывание информации с карты условного противника. Такая карта с нанесенной обстановкой пряталась в сейф или еще куда-нибудь. Причем никто не знал, где это место. Оно могло быть и на территории академии, и за сотни километров от нее. Мы должны были сначала мысленно найти карту противника, а затем «увидеть» ее и перенести с нее условные обозначения на такие же карты, которые нам предварительно раздавали. После этого результаты нашего дальновидения сравнивались с первой картой, и в зависимости от полноты считанной информации выставлялись оценки.

Однако эффективность нашей практической работы снижалась, так как вмешивался фактор времени. Сложная система командной связи влекла задержки в доведении добытой нами информации до исполнителей. А обстановка на поле боя быстро меняется. Поэтому начальство сообщило, что в ближайшее время нас пошлют «на стажировку» в Чечню. Однако обстановка там изменилась, и наша командировка не состоялась.

Естественно, напрашивается вопрос: допустимо ли использовать для войны способности, полученные от Бога, которые мы только развиваем, учась в академии? Имеем ли мы, ясновидящие, моральное право своими действиями причинять вред другим людям и даже лишать их жизни?

На первый взгляд это может показаться странным для военного человека. Но во время обучения преподаватели постоянно говорили нам, что мы овладеваем необычным и весьма «сильнодействующим» оружием, моральная ответственность за применение которого очень велика. Между собой мы много раз обсуждали все это, делились сомнениями, выдвигали возражения. Ответ, к которому мы в итоге пришли, был краток: да, такое моральное право у нас есть, иначе мы не были бы наделены Всевышним даром ясновидения.

Объясню, что я имею в виду. Никто из наших преподавателей, а все они были штатскими, да к тому же женщинами, не обладал ясновидческими способностями. Поэтому наставники давали только общее направления как развивать их, ставили те или иные конкретные задачи, а мы сами искали способы их решения. Причем часто каждый свои.

Вообще средняя вероятность получения правильных результатов с помощью дальновидения составляет 82 процента. Это очень высокая вероятность, которая не может быть случайной и недоступна подавляющему большинству людей. В 18 процентах мы не «попадали». Это происходило прежде всего потому, что мы — люди и при всем желании никуда не можем уйти от всяких треволнений и стрессов. А они весьма отрицательно сказываются на экстрасенсорном восприятии, пишет www.airesh.ru.

На нашей планете рождаются иногда уникальные люди, обладающие паранормальными способностями. Они могут при помощи изменённых состояний входить в любой образ, и не играет роли что это — животное, предмет, или же человек. При этом такие люди очень легко «читают» мысли других людей, и могут найти в подсознании человека такую информацию, которую сам испытуемый не помнит. Помимо этого уникум может «навязать» человеку искусственные воспоминания. Такие люди называются слиперы.

На всём земном шаре их найдётся человек 10-15, не больше. Известно, что существуют способы кодировки человека на определённые поступки, вплоть до убийства. Причём сам закодированный об этом не подозревает. Обычно подобные манипуляции над людьми проводятся при помощи психотропных средств и электроники.

В тот момент, когда срабатывает «код» (это может быть набор цифр, звуков), человек совершает заложенную в него программу. Так вот, слиперы способны проникнуть в мозг «закодированного» и взломать этот код. Однако ничего не даётся просто так. Из-за неумения контролировать свои возможности многие слиперы сходят с ума.

Только в том случае, если их завербовала спецслужба, они могут научиться управлять своим даром, но чаще всего появление этих способностей заглушается наркотическими препаратами, и слиперы редко живут более 40 лет. Несмотря на внешнюю молодость, организм слипера изрядно изнашивается уже к 30 годам.

Спецслужбы готовы заплатить любые деньги, чтобы достать хотя бы одного слипера. На службе слиперы учатся контролировать свой дар, чтобы не допустить срыва, но чаще всего происходит банальное подавление его наркотическими веществами. Помимо этого, эти люди страдают постоянными головными болями и приступами, напоминающими эпилепсию. Некоторые из них не желают разговаривать, либо просто не умеют.

Первого слипера использовала немецкая спецслужба в 1943году. По наиболее распространённой версии это был Мустафа Инхум, который родился в 1929 году. Его мать выступала в роли ясновидящей в бродячем цирке. Когда мальчику исполнился год, она умерла. Ребёнок остался при цирке, заговорил он только в шесть лет. К восьми годам за ним стали наблюдать странные вещи — казалось, что ребёнок может читать мысли людей и животных, с которыми он жил в одном вольере.

Однажды пьяный хозяин мысленно пожелал ребёнку скорой смерти и был поражён, когда мальчик повторил вслух то, о чём он сейчас думал. С этого времени ребёнок выступал как ясновидящий, и доходы цирка постоянно росли. Но через несколько лет у Мустафы начались припадки непонятной болезни, а один из посетителей утверждал, что мальчик может навязывать мысли.

Но на это не обратили внимания, хотя подобные заявления звучали всё чаще и чаще. Вскоре после этого на одном из сеансов наедине с Мустафой, произошёл ужасный случай — посетитель убил свою жену, при этом мужчина утверждал, что это ясновидящий его заставил совершить это.

Аттракцион закрыли, а мальчика отправили назад в вольер. Неизвестно, что ожидало его в дальнейшем, но однажды Мустафу выкупил у хозяина немецкий офицер, заплатив за него порядочную сумму. Однако достоверность этой истории находится под сомнением у многих специалистов. Но тот факт, что у фюрера был особый секретный проект, связанный со слипером, не вызывает сомнений.

Имеются сведения о том, что в 1934 году к фашистам попала 13-летняя турчанка, умеющая читать мысли. С целью приобрести ценное потомство, было решено провести эксперимент под названием «Анн Хайм» (Атака разума), в ходе которого предполагалось, что девочка родит ребёнка от советника фюрера Отто фон Брэя, обладающего выдающимися способностями к гипнозу и внушению.

При успешном проведении проекта, будущий ребёнок должен был унаследовать сверхспособности своих биологических родителей, и стать серьёзным оружием в руках нацистов. Само собой разумеется, что после проведения эксперимента турчанку следовало ликвидировать, чтобы не давать повода для компромата на чистоту арийской расы.

Источники:
Тайные агенты (2004)
фильм Тайные агенты Agents secrets (Секретные агенты) Agents secrets Группа из четырех секретных агентов — капитан Жорж Брессо, его напарница Лиза, их коллеги Раймонд и Люк — отправляется выполнять опасную миссию в… актеры Брессо Венсан Кассель, Лиза Моника Беллуччи, Андре Дюссолье, Людовик Шендерффер, Игорь Липовски Серж Аведикян, Найва Нимри, Шарль Берлинг, Симон Андреу, Бруно Тодескини, Серхио Перис-Менчета, Джо Престиа; режиссер Фредерик Шендерффер; сценарий Фредерик Шендерффер, Жан Космо, Людовик Шендерффер; Тайные агенты (2004) фильм дата выхода
http://www.filmz.ru/film/2186/
Тайные агенты
Информация о фильме, афиша, отзывы, рецензии, кадры из фильма
http://www.cinema.vrn.ru/reviews/agentsecret.shtml
Тайные агенты
Слипер — Оператор сенситив (парапсихолог), использующий себя как разные состояния для вхождения в любой образ, не зависимо от того, предмет это, человек или какое-то животное, получая при
http://othereal.ru/slipery-tajnye-agenty-specsluzhb-shturm-soznaniya/comment-page-1/#comment-7047

COMMENTS